Home » Общество » Последняя тайна крейсера «Варяг»: моряки боялись трибунала

Последняя тайна крейсера «Варяг»: моряки боялись трибунала

Если бы кто-то попробовал составить список самых знаменитых героических событий в истории наших армии и флота, наверняка в топ-20, а то даже и в топ-10 вошел бы подвиг крейсера «Варяг». Те события произошли 115 лет назад. За это время о «варяжской» эпопее было написано, сказано очень много, исследователи основательно «перелопатили» документальные свидетельства. Однако до сих пор в череде событий, связанных с «Варягом», остается немало загадок и тайн.

О некоторых из них нам рассказал специалист по морской истории Дмитрий Мазур.

– За последние десятилетия нас регулярно «угощают» сенсационными «разоблачениями», касающимися некоторых «эталонных» событий Гражданской, Великой Отечественной войн… Неужели и «Варяг» может оказаться в подобной же ситуации?

– На самом деле при тщательном изучении биографии этого корабля все еще остаются открытыми несколько весьма важных вопросов. А кроме того есть и устоявшиеся заблуждения, которые вносят дополнительную путаницу и провоцируют некоторых «исследователей» на неправильные выводы.

С одним из таких заблуждений связаны, например, утверждения, что «Варяг» мог бы прорваться в открытое море мимо японской эскадры и легко уйти от преследовавших его неприятельских кораблей. Мол, командир русского крейсера допустил явную ошибку, не попытавшись предпринять такой лихой прорыв, а вместо этого ввязался в затяжной артиллерийский бой с многократно превосходящим его противником. «Ведь «Варяг» считался тогда одним из самых быстроходный крейсеров в мире! Ни один японец из эскадры Уриу за ним не угнался бы! – говорят такие «знатоки». – А командир Руднев решил спасти вместе со своим новейшим кораблем еще и старую канонерку «Кореец», которая тоже находилась в порту Чемульпо. Поэтому «Варягу» пришлось во время прорыва подстраиваться под своего тихоходного соратника, и в итоге это обстоятельство обрекло оба русских корабля на неудачу и гибель.»

Однако сохранившиеся документы показывают, что «Варяг» на самом деле отнюдь не был «одним из самых быстроходных». Его рекордная скорость – свыше 23 узлов, существовала лишь на бумаге. А в действительности к моменту сражения этот корабль мог развивать куда меньше. Еще за несколько месяцев до начала войны с Японией специалисты-инженеры Тихоокеанской эскадры вынесли неутешительный вердикт: «Варяг» лишь на короткое время способен разгоняться до 20 узлов, а в нормальном режиме его силовая установка может эксплуатироваться на скоростях не выше 14-16 узлов.

Подобная грустная картина связана с неудовлетворительным состоянием котлов и паровых машин крейсера. Это был явный брак, допущенный американской компанией, которая строила корабль по заказу России. Ну а русские специалисты, принимавшие у «штатовцев» новый крейсер, почему-то проглядели такую «болезнь». Истинные причины подобной «слепоты» членов приемочной комиссии, направленной в Филадельфию военно-морским министерством, остаются не известными. Но факт налицо: «Варяг» лишь на ходовых испытаниях смог показать обозначенную в его «паспорте» рекордную скорость – разогнался при одном из тестовых прохождений мерной мили даже свыше 24 узлов, но уже после этого в условиях реальной эксплуатации его силовая установка при повышенных нагрузках сразу начинала «сыпаться». Так что в бою у Чемульпо «Варяг» уступал в скорости практически всем противостоявшим ему японским крейсерам и потому в принципе не мог предпринять «лихой» прорыв даже расставшись со «старичком»-«Корейцем».

– Из ваших объяснений можно сделать вывод, что история с «медлительностью» «Варяга», это все-таки не тайна, а вполне доказанный, хотя и малоизвестный неспециалистам факт. А как насчет настоящих тайн?

– Вот вам одна из них. Речь идет о тех потерях, которые понесли японцы в бою. Командир капитан первого ранга Всеволод Руднев в своем рапорте упоминал о серьезном уроне, нанесенном неприятельской эскадре. Мол, удалось потопить как минимум один миноносец, серьезно повредить самый мощный из японских крейсеров «Асаму», а другой крейсер – «Такачихо», тоже подбитый в сражении, спустя некоторое время затонул… Уже доподлинно известно: кое-что из этих сообщений оказалось, мягко говоря, преувеличением. Например, «утопленный» Рудневым «Такачихо» на самом деле уцелел и впоследствии принимал активное участие в действиях японцев на море, он отметился и в знаменитом Цусимском сражении.

Полной противоположностью рудневскому рапорту выглядит информация от японцев. В официальном издании их Морского генерального штаба сообщается: «В этом бою неприятельские снаряды ни разу не попали в наши суда, и мы не понесли ни малейших потерь.»

– Так где же правда?

– Скорее всего, где-то посередине. Японцы ведь известные любители секретов. Добиться от них достоверной информации всегда было трудно. Вот и в данном случае они, думается, приукрасили события в свою пользу. «Варяг» и его маленький помощник «Кореец» в том бою все-таки не раз смогли попасть снарядами в неприятельские корабли. В том числе и в одного из самых сильных противников – броненосный крейсер «Асама». Подтверждением тому не только рапорт командира крейсера Руднева, но и зафиксированные письменно наблюдения, которые сделаны во время боя сторонними наблюдателями – офицерами иностранных кораблей, стоявших в порту Чемульпо.

– Давайте продолжим «экскурсию» по варяжским тайнам…

– До сих пор нет четкого ответа, объясняющего одно из важнейших событий этого знаменитого боя – его трагический финал. Оба русских корабля после получасового яростного сражения вынуждены были отступить назад в порт Чемульпо. Там после осмотра крейсера стало понятно, что он из-за полученных повреждений уже не сможет противостоять японцам. Старший из российских морских командиров, капитан первого ранга Руднев решил уничтожить оба русских военных корабля, оказавшихся запертыми в гавани, чтобы они не достались неприятелю.

Канонерку взорвали. Вот как это описал один из очевидцев, корреспондент газеты «Daily Mail» Ф. Маккензи: «Ровно в 4 часа пополудни «Кореец» взлетел на воздух. Раздались два сильных взрыва – один на носу судна, другой – в корме. Вырвался огненный столб.., и затем поднялись чудовищные столбы дыма и пара, … сопровождаемые громкими всплесками обломков, падавших кругом со всех сторон в воду.»

А вот с «Варягом» почему-то поступили по-другому. Вместо того, чтобы так же взорвать, крейсер в итоге просто затопили, да еще на мелководье!

Сам Руднев в своем рапорте, написанном по горячим следам, объяснял это возражениями командиров стоявших в гавани кораблей-стационеров нейтральных стран – английского, французского, итальянского, американского. «Пришлось остановиться на потоплении крейсера вследствие заявлений иностранных командиров не взрывать крейсер в виду крайней опасности для них…»

Впрочем, какие-то небольшие заряды взрывчатки на «Варяге» все-таки «рванули». Об этом читаем все у того же Маккензи: «Экипаж «Варяга» поступил иначе: там открыли кингстоны, и вода медленно наполняла судно. В 5 часов на нем стал раздаваться ряд слабых взрывов и начался пожар. … Мало-помалу пожар усиливался… Последовал новый ряд взрывов: это рвало … снаряды. Наконец горящий корабль начал все больше и больше накрениваться, и … медленно погрузился на дно.»

– Значит, «Варяга» все-таки взорвали?

– Резкие звуки, услышанные иностранным наблюдателем, могли быть взрывами снарядов, которые остались после окончания боя непосредственно возле орудий, когда до них добрался пожар. А следующая серия хлопков, возможно, вызвана взрывами некоторых паровых механизмов в машинном отделении: забортная вода дошла до раскаленных топок котлов. Но если даже предположить, что подрывы устроены командой специально (хотя об этом в рапорте командира Руднева нет ни слова), следует признать: эффективность их оказалась невысока. То ли минеры заряды неправильно заложили, то ли что-то не так пошло… В любом случае внутренние агрегаты корабля серьезных повреждений не получили.

Еще одна загадка: почему русские моряки не попытались перед затоплением крейсера отвести его на более глубокое место? Почему командир Руднев не отдал такого приказа, кто мог в этом помешать?

Одно время обсуждалась версия, что роковую роль тут сыграл командир стоявшего в Чемульпо английского крейсера «Тэлбот» коммодор Левис Бейли, который являлся старшим по званию среди всех моряков на стационерах, находившихся в гавани. Якобы именно он, встретившись с Рудневым, сначала убедил русского каперанга в том, что взрыв «Варяга» может быть опасен для других кораблей в гавани и лучше будет просто затопить крейсер, а позднее, когда это предложение было принято, сумел запутать «варяжского» командира и штурманов, сообщив намеренно искаженные сведения о глубинах в порту Чемульпо (ведь навигационные материалы на самом «Варяге» были уничтожены, когда в бою от попадания снаряда возник пожар в штурманской рубке). В итоге наши «повелись» на этот обман, и Руднев принял решение топить «Варяг» на том самом месте, где он стал на якорь после возвращения в Чемульпо: по сведениям, полученным от Бейли, глубина здесь была вполне приличная, а проверять реальную ситуацию, бросая лот, наверное, не стали из-за нехватки времени: опасались, что японцы вот-вот нагрянут в гавань.

– Но зачем коммодору Бейли понадобилось вводить наших в заблуждение?

– Англичане тогда активно поддерживали японцев. Фактически именно Великобритания «подначила» Страну Восходящего Солнца начать военные действия против России. Так что в интересах Соединенного Королевства было помочь флоту микадо заполучить еще один крейсер. Конечно, Бейли прекрасно понимал, что уговорить русских сдаться эскадре адмирала Уриу и спустить на «Варяге» Андреевский флаг, невозможно. Но англичанину удалось придумать другой, более коварный план, как «подарить» крейсер японцам. Впрочем, насколько правдоподобна такая версия, судить трудно, у этой гипотетической истории можно найти изъяны.

Упомяну и еще одно предположение. Якобы, командир «Варяга» знал, что топит свой крейсер на мелководье и сделал это специально. Руднев был уверен в победном для России финале только что начавшейся войны и потому позаботился, чтобы после победы над японцами можно было без особых проблем поднять корабль и вернуть его в состав русского флота. Определенная логика есть, но никаких подтверждений, даже намеков на них в рапорте самого Руднева не находится.

Как бы там ни было, результат затопления «Варяга» получился весьма печальный для российской гордости. Огромный корабль лег на левый борт в таком мелком месте бухты, что при сильных отливах корпус его едва ли не на треть обнажался из-под воды. Японцы, основательно обосновавшись в Корее, смогли крейсер поднять, это случилось уже через полтора года, в начале августа 1905-го.

Если верить японским источникам, при этом они обнаружили еще несколько весьма обидных для нас фактов. Во-первых, часть силовых агрегатов затопленного корабля оказалась в достаточно исправном состоянии (то есть «варяжцы» их не взорвали). Так что после двухмесячной профилактики в порту Чемульпо трофейный крейсер удалось своим ходом довести до японской базы, где его и поставили на капитальный ремонт. А во-вторых, новые хозяева «Варяга», обследовав его артиллерийские погреба и подсчитав находящиеся там снаряды крупного и среднего калибра, сделали вывод, что за время боя «Варяг» сделал лишь чуть больше 200 выстрелов из 6-дюймовых и 75-миллиметровых орудий. В то время, как в рапорте командира Руднева упоминается почти 900 таких выстрелов.

Хотя относиться к японской информации, как я уже говорил, следует с осторожностью. Вполне может быть и сознательно допущенное ими искажение реальных фактов.

Однако, как видите, загадок, тайн здесь остается немало.

– Но ведь командир «Варяга» Всеволод Руднев вместе с другими офицерами и командой крейсера были объявлены национальными героями. Разве это не развеивает сомнения о его действиях во время и после боя?

– То, что все находившиеся тогда на борту «Варяга» русские моряки – герои, нет никаких сомнений. Даже японцы это всегда признавали и ставили «варяжцев» в пример своей молодежи, собирающейся служить на военном флоте. Наши офицеры и матросы единодушно приняли решение командира выйти в море и с честью погибнуть в неравном бою. Другое дело, что некоторые действия Руднева, его офицеров оказались при этом не самыми правильными и удачными. Но разве можно их в этом винить? Это же война! Здесь невозможно избежать ошибок, просчетов.

Между прочим, некоторые обстоятельства этой боевой эпопеи, и в первую очередь – история с затоплением «Варяга» вместо его взрыва, сильно повлияла потом на «варяжских» офицеров и самого Руднева. Например, сохранились воспоминания Е. Беренса, служившего в 1904-м на «Варяге» старшим штурманом: лейтенант признался, что, возвращаясь с Дальнего Востока в Россию, он и его товарищи были уверены, что там их ждет военный трибунал.

Опасения не оправдались. Вместо суда, «варяжцев» ждал торжественный прием в Петербурге, награды, почет… Капитана первого ранга Руднева вскоре государь произвел в контр-адмиралы, сделал своим флигель-адьютантом и назначил командиром находящегося в постройке нового эскадренного броненосца. Однако уже совсем скоро свежеиспеченный адмирал подал рапорт об уходе в отставку. В советской литературе этому эпизоду придали политическую окраску: мол, Руднев не стал принимать жестких мер против матросов своего экипажа, которые оказались замешаны в революционных выступлениях в 1905 году, за что и поплатился. Однако есть и другое предположение. Бывший командир «Варяга» все-таки в глубине души осознавал допущенные им в Чемульпо промахи и ошибки. Ему казалось, что окружающие моряки из-за этого смотрят на него косо. В такой ситуации честь офицера не позволила Всеволоду Федоровичу более служить во флоте. – Что ж, этого тоже нельзя исключать.

Источник

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru